Informativa

Per migliorare il nostro servizio, la tua esperienza di navigazione e la fruizione pubblicitaria questo sito web utilizza i cookie (proprietari e di terze parti). Per maggiori informazioni (ad esempio su come disabilitarli) leggi la nostra Cookies Policy. Chiudendo questo banner, scorrendo questa pagina o cliccando qualunque suo elemento acconsenti all'uso dei cookie.

OK X
Globalist:
stop


Articoli e saggi in lingua straniera

ЧТО ВМЕСТО КАТАСТРОФЫ?

http://www.vip-premier.ru/inside.php?action=statia&id=7384&pid=769

Giulietto Chiesa
lunedě 30 dicembre 2013 12:52

Книга с таким названием стала бестселлером в Италии, что неудивительно - ведь в ней говорится о причинах кризисных явлений в современном мире и о том, чем они грозят человечеству. Сегодня мы беседуем с ее автором, в прошлом московским корреспондентом итальянских газет «Унита», «Ла Стампа» и депутатом Европарламента, а ныне известным политологом, публицистом и общественным деятелем Джульетто Кьеза.

- Дорогой Джульетто, давайте сразу возьмем быка за рога. Как бы вы кратко резюмировали суть этой книги? И что вообще, по-вашему, есть кризис, о котором все говорят?

- Кризисные явления, которые происходят в мире, каждый трактует по-своему. Но очень немногие понимают всю сложность и многогранность ситуации. Большинство людей, особенно на бытовом уровне, волнует финансовый кризис, другие сосредотачивают свое внимание на проблемах экологии, на изменении климата, а для кого-то важнее кризис в области энергетики, природных ресурсов и так далее. Есть и такие, кто думает, что главная опасность - это сокращение мировых объемов питьевой воды или увеличение населения планеты. Но практически никто не задумывается над тем, что все эти элементы взаимосвязаны. Мало кто понимает, что, например, энергетический кризис возникает как следствие финансового. У всех этих кризисных явлений есть ключевой пункт - достижение пределов развития. И самое парадоксальное заключается именно в том, что этот ключевой момент не осмысливается, не обсуждается, не становится во главу современной повестки дня. А между тем существует истина, которая понятна многим разумным людям, пусть даже они не имеют университетского образования по физике или математике. Я имею в виду конечность развития в замкнутой системе. Ведь Земля - это замкнутая система, с этим не поспоришь.

- Я где-то это уже слышал, и точно не в вашем исполнении. Мысль ведь не такая новая.

- Верно! Первое предупреждение на этот счет появилось в докладе Римского клуба Limits to Growth («Пределы развития»), появившегося в середине 70-х годов прошлого столетия. В нем проанализированы причины и последствия энергетического кризиса того времени. Практически никто на планете не обратил внимания на это исследование, даже самые умные лидеры стран проигнорировали предупреждение. Дискуссия на эту острую и животрепещущую тему была задавлена на корню.

- Почему так произошло?

- Потому что именно в тот период Запад обратился к идее бесконечного развития, а США приняли решение отвязать доллар от золотого эквивалента, от товарного обеспечения и превратить его в мировую валюту. Тогда появились такие ультралиберальные экономисты, как австриец Фридрих фон Хайек, которые заявили: мы будем развиваться бесконечно, не стоит думать о социальной справедливости, равновесии, балансе в экономике.

Они призвали к абсолютно свободному движению капиталов, к увеличению денежной массы в обращении. Началась эра производства денег, не обеспеченных реальными стоимостями. Произошла, как я считаю, революция в понимании капитализма.

- Это была попытка решить проблему цикличных кризисов капитализма, которые в традиционном понимании вызывались перепроизводством товаров?

- Да, именно так, получая полный контроль над финансами, можно было попытаться предотвращать цикличные кризисы путем выпуска денег, ценных бумаг, облигаций.

- Судя по всему, именно тогда были запущены механизмы, которые приводят сейчас к финансовым кризисам.

- Да, по существу эта история началась именно тогда. И вот почему доклад Римского клуба был немедленно вычеркнут из мирового общественного контекста. А его авторы объявлены сумасшедшими или, по меньшей мере, неисправимыми романтиками. Сказать тогда, что существуют физические пределы развития, означало плевать против ветра. Эта идея была объявлена крамольной во всех западных университетах, предана научной анафеме. Хотя тогда уже все могли видеть, что рост ВВП ограничивался лишь несколькими процентами.

- Но зато благосостояние «золотого миллиарда» должно было расти куда более быстрыми темпами.

- Вот, абсолютно правильно. Но как можно этого добиться при резком замедлении роста? Перераспределяя прибыль с помощью финансовых инструментов! Показывая людям, что их товары можно купить в любом случае, не важно, сколько они реально стоят.

Для осуществления этой революции следовало взять под контроль средства массовой информации, создать мощную пропагандистскую машину, которая одновременно взялась бы за превращение «человека думающего» в «человека потребляющего». Частично такой контроль уже существовал, но он был многократно усилен. Люди постепенно начали утрачивать гражданские права, взамен получая неограниченные права потребителей. Процесс этот длительный. Людям внушали, что они могут брать кредиты, садиться за руль новой автомашины, а платить за нее через два года. Капитализм принялся жить в долг, постоянно его наращивая. Долг превратился в своеобразный двигатель прогресса. А банкиры выдумали для себя так называемый ROE (Return On Equity) - коэффициент рентабельности собственного капитала, то есть отношение чистой прибыли компании к среднегодовой величине акционерного капитала. Они определили, что этот коэффициент для них не может быть ниже 15 процентов. Товары и услуги прирастали на 2-3 процента в год, а банковские корпорации должны были иметь прибыль 15 процентов! За счет чего? За счет манипуляций бумагой, деньгами, за счет воздуха! Они начали сумасшедшую гонку накопления и приумножения капиталов в ущерб мировой экономике. Появились такие трюки, как ничем не обеспеченные деривативы, сертификаты, акции и прочие финансовые инструменты, за которыми ничего нет, кроме шелеста бумаги. Из ничего произведен новый капитал, который не базируется ни на чем. Так продолжалось четыре десятилетия. Но потом появились первые признаки кризиса. Читатели журнала «VIP-Premier» наверное знают, что не так давно руководителем китайского рейтингового агентства Dagong Global Credit Rating назначили известного французского политика, бывшего премьера Франции Доминика де Вильпена. Так вот, де Вильпен подсчитал, что сейчас в мире накоплено этих деривативов, ничем не обеспеченных долгов, на 150 триллионов долларов! Это гигантская монетарная масса, которая нависает над реальной экономикой, давит на нее, душит ее.

- В итоге мы пришли к финансовому кризису 2008 года?

- Первые признаки того, что капитализм вновь находится в глубоком кризисе, появились в 1998 году. А в 2000-м экономика США в очередной раз впала в тяжелейшую рецессию, находилась на грани коллапса. Рухнула крупнейшая энергетическая корпорация Enron. Спасение было найдено в сентябре 2001 года, за счет раскручивания военных расходов. Объявив мировой поход против терроризма, США и их союзники вытащили себя из пучины кризиса за волосы, как Мюнхгаузен. Но этого было уже недостаточно. Они чувствовали, что передышка будет короткой, и придумали очередной трюк: надувание мыльного пузыря цен на недвижимость. Это была не ошибка, не заблуждение финансистов, а сознательная кампания: людям давали кредиты на покупку домов под мизерные проценты. Откуда деньги? Из воздуха, из-под американского печатного станка. Но даже не денежного, а обычной печатной машины.

Заключались миллионы контрактов на кредитование покупки домов. Причем в качестве покупателей выступали люди, которые реально не смогли бы платить за эти дома, потому что столько не зарабатывали. Но им сказали: ничего, потом отдадите. Это была не новая стоимость, это была бумага, контракты, под которыми некредитоспособные обыватели ставили свои подписи. Тысячи агентов, заключавших эти сделки, получили комиссионные. Сотни миллионов, миллиарды долларов, возникших из ничего. Банки, выдавшие кредиты, показывали эти бумаги в своих отчетах. Moody's и другие рейтинговые агентства поднимали кредитные рейтинги банков. Все смотрели на Уолл-стрит, на США и выдыхали: смотрите, там Эльдорадо, там куча денег, там рост, там прибыль! Зараза распространилась по всему миру, все бросились покупать контракты, которые были сляпаны на основе фиктивных денег. Так они надули гигантский пузырь mortgage - безнадежных ипотечных кредитов. Но в какой-то момент выяснилось, что спрос падает, желающих вступить в эту гонку нет. Все больше людей объявляли, что не могут платить по контрактам. Пирамида начала валиться. Все вдруг увидели, что изначально держали в руках не деньги, не ценности, а бумагу, которую нельзя продать, нельзя заложить под новый кредит. Тогда мы услышали о банкротстве Fannie Mae и Freddie Maс. Но на самом деле все западные банки оказались полны под завязку этими фантиками. Они уже тогда были банкротами.

- По сути, мы прослеживаем этапы финансового кризиса, развивавшегося с конца 1990-х годов и продолжающегося до сих пор, и попытки Запада с ним «бороться», заливая костер керосином? Ведь Fannie Mae и Freddie Maс - это лишь внешние проявления глубинного кризиса, давным-давно поразившего западные финансы. Но, насколько я знаю, вы считаете, что события 11 сентября 2001 были также использованы для борьбы с кризисом или даже организованы для того, чтобы этот кризис отсрочить.

- Не будем сейчас вдаваться в анализ событий 11 сентября, хотя они и связаны напрямую с тем, о чем мы говорим. Но это другая большая и интереснейшая тема. События 11 сентября были использованы, чтобы развязать войну, то есть использовать стандартный способ капитализма для выхода из кризиса. Так было в периоды двух мировых войн. Теперь мировая война в том виде слишком опасна из-за наличия оружия массового поражения. Люди с Уолл-стрит не уверены, что им удастся уцелеть в пожаре атомной бомбардировки и после нее. Это вариант на крайний случай. Поэтому для начала они придумали врага и развязали мировую войну с терроризмом, бросили на нее гигантские средства, задействовали весь механизм военно-промышленного комплекса. Была и другая цель - напугать западный мир, сплотить его вокруг США якобы для борьбы с исламистами. А на самом деле - вокруг идеи всемирного долга. Перед лицом коварного противника, угрозы смерти в ожесточенной борьбе все обязаны были дать клятву гарантий по этим долгам. Тогда нам, кстати, если кто-то помнит, обещали 50-летнюю войну с терроризмом. Я ее в одной своей книге назвал бесконечной. И она действительно бесконечная, только с разными врагами, но с одной целью - лавировать в пучине кризиса. Югославии было мало, они разрушили Ирак, Афганистан, Ливию, Сирию, теперь подбираются к Ирану. Но это опять же могло только отсрочить наступление коллапса. Здесь следует оговориться, что кризис объективно развивался, борьба с ним, тем более такими методами, была изначально бесполезна, она могла лишь перенести похороны на более поздний срок. Но спасало не только то, что кризис пытались всеми силами отсрочить, но главным образом то, что информация об истинном положении дел всячески скрывалась. Никто не знал, что происходит в действительности. Миллионы инвесторов находились в неведении и продолжали вкладываться в фиктивные бумаги и несуществующие проекты. Люди покупали деривативы, потому что им внушали, что 10 процентов годовых им гарантированы. На самом деле это изначально был обман. Тебе давали коробку, а что внутри, проверить было сложно. У нас в Италии вышла книга одного экономиста, который пытался разобраться, а что такое эти деривативы. Там приводится пример дериватива, выпущенного банком Goldman Sachs, который состоит из 84 различных финансовых продуктов. И никто до сих пор не может разобраться, надежны ли они, что они из себя представляют. На самом деле не исключено, что все эти «продукты» - фикция, плод фантазии банковских менеджеров, по сути «наперсточников». Но миллионы инвесторов покупали эти бумажки, веря солидным с виду банковским конторам.

- И в итоге, как вы сказали, в 2008 году все крупные западные банки оказались на грани банкротства.

- Да. Хотя нам об этом прямо никто ничего не сообщил. Мало того, у нас в Италии администрации крупных городов, таких как Рим, Милан, покупали эти деривативы. Публично обанкротились лишь немногие компании, такие как Fannie Mae. На помощь опять пришла Федеральная резервная система США, которая во многом была у истоков этой пирамиды и всей порочной системы западных финансов. Иначе бы случились всемирная паника и крах. В течение двух недель Федеральный резерв из ничего, как волшебник из рукава, произвел на свет 10 триллионов долларов. Деньги пошли на то, чтобы выкупить фантики, чтобы дать кредиты банкам. Фиктивные бумаги обменяли на фиктивные деньги. Но и это не стало рецептом, а лишь панической попыткой спасти безнадежно больного. Потому что лидеры западного мира не имеют плана лечения, у них нет ответов на вызовы современности. Максимум, что они могут изречь: это циклический кризис, потерпите, потом все будет хорошо по-прежнему. Но уже не будет. Потому что мы подошли к пределам развития. По крайней мере, в том виде, как мы это развитие до сих пор понимали. Напрасно ждать прежних привычных циклов капитализма. Их не будет, хотя бы потому, что обе мировые войны произошли в результате кризисов перепроизводства. Это были цикличные кризисы. А сейчас ничего подобного нет, реальное производство, производство товаров и услуг если и увеличивается, то мизерными темпами. Перепроизводства товаров нет, есть перепроизводство денег, ценных бумаг.

- Кошмар, конечно, но это еще не конец света, а всего лишь кризис.

- Сложность заключается в том, что мы столкнулись не только с экономическим кризисом. Сегодня существует совокупность кризисов, развивающихся параллельно и нелинейно. Нет ресурсов для роста производства, нет больше в прежнем объеме газа, нефти, других ископаемых. Стоимость их выросла многократно, сделав нерентабельным не только добычу, но и их использование для производства других товаров. Отходы производства стали неразрешимой проблемой, не существующие в природе химические вещества, произведенные человеком, заполонили планету, никто не знает, что с ними делать. Природа их не распознает, справиться с ними не может, они накапливаются. Эта проблема актуальна для Москвы, для Нью-Йорка, для Бразилиа и всех крупных городов. Отходы загрязняют окружающую среду, делают ее непригодной для живых организмов. Они отравляют главный источник жизни - воду, которой уже сейчас не хватает всем людям на Земле. Природа уже не справляется, она не в состоянии обеспечить нормальный круговорот воды. Ведь капля воды очищается, превращаясь в питьевую, за 70 лет! А сейчас и этот нормальный цикл невозможен. Вода испаряется вместе с химическими веществами и вместе с ними проливается на землю. Воды на Земле не становится больше, потому что это замкнутая система. Наоборот, за счет загрязнения химическими веществами часть водных ресурсов безвозвратно убывает, становится непригодной для использования в обозримом будущем. То же и с воздухом, и с зеленой массой, другими натуральными веществами планеты. Естественный цикл их возобновления и циркуляции давно нарушен, потому что он не рассчитан на постоянное развитие, которое искусственно задает человечество.

- Итак, мы говорим о целом комплексе кризисов. В чем их фундаментальная причина?

- В том, что законы и принципы развития человечества вошли в острое

противоречие с законами природы. Мы создали такую экономическую и социальную систему, которая пре-дусматривает бесконечное развитие. Пока не существует такого капитализма, который бы не предполагал постоянного, бесконечного роста. Такова логика валового национального продукта. Если в этом году было 100 процентов, то на будущий обязательно 102, а еще через год рост как минимум на 2 процента уже по отношению к предыдущему году. Такая геометрическая формула. Но так не может быть. Мир конечен, ресурсы конечны. А все, что в реальном мире проявляется в форме бесконечности, - это сумасшествие. Кстати, на планете существует только одна форма бесконечного развития - это раковые клетки. Но и они имеют предел - смерть организма, в котором они развиваются. Это очень наглядный пример и для Земли. Если мы хотим развиваться бесконечно, то итогом этого «развития» будет гибель. Это объективный закон. И пока что наша социально-экономическая система - это раковая опухоль планеты. Важно, чтобы люди поняли эту простую истину. Потому что те, кто ее поймет, начнут вести себя по-другому, начнут думать, как выйти из этой ситуации, остановить гибель.

- Но ведь существуют страны, которые являются частью мирового хозяйства, и они продолжают бурно развиваться. Это Китай, Индия, Бразилия и другие. Как это вписывается в вашу теорию?

- Это лишь проявление одного из компонентов глобального кризиса - бурного роста населения планеты. В начале прошлого столетия человечество не превышало по численности 1,3 миллиарда человек. А в конце прошлого века было уже 7 миллиардов. И численность населения продолжает расти. Эти страны долгое время в силу многих причин не развивались и еще имеют некоторые резервы развития. К тому же к ним только сейчас дошли многие элементы западной цивилизации, достижения науки и техники. Но этот рост тоже не бесконечен. Между прочим, Китай, понимая, что нефть подходит к концу, стратегически ориентируется на уголь. Нам же пытаются внушить, что запасы нефти неисчерпаемы. Но это вранье, уже сейчас мир достиг пределов добычи, идет гонка поиска новых месторождений, мы идем в Арктику и в другие труднодоступные места. Но и это быстро закончится. Век невозобновляемых природных ископаемых на исходе. Кончаются и нефть, и газ, и уголь. Китай и другие еще будут развиваться, потому что они используют прежде всего огромные людские ресурсы, которые раньше не были вовлечены в это развитие, и запасы природных ископаемых на своих территориях. Но эти страны все равно не смогут достичь западного уровня потребления. Им просто не дадут, да и ресурсы на исходе. Эти страны достигнут пределов несколько позднее. Но достигнут.

- А можно ли назвать хотя бы приблизительно дату, когда все закончится, когда мы окончательно подойдем к пределу развития?

- Многие ученые, в том числе норвежский теоретик Йорген Рендерс, называют середину текущего столетия. Он даже написал книгу, которая так и называется «2052». И я с его мнением согласен. Когда эти люди говорят о пределах развития, они имеют в виду не только исчерпание ресурсов, но и слом равновесия в результате их использования. И с этим ничего поделать нельзя. Просто наша планета так устроена. Она создавалась 5 миллиардов лет, а мы в течение полутора веков сломали установившееся равновесие. У нас есть ощущение, что мы будем жить спокойно и безмятежно, но это лишь иллюзия.

- Есть ли еще время у человечества, чтобы осознать грозящую катастрофу и начать реально что-то предпринимать, чтобы ее избежать?

- Мне часто возражают, что все не так трагично и что человечество уже якобы не раз сталкивалось с кризисами и находило выход, изобретало новые технологии и так далее. Есть такая теория «технологического спасения». Я отвечаю: наше общество нефти, где все уже искусственное, даже жвачка, трудно модернизуемо. На самом деле на Земле достаточно возобновляемой энергии, которая могла бы спасти человечество, - например, энергия солнца. Ее многократно больше, чем углеводородов. Но для того, чтобы перейти на эту энергию, нужно время. Чтобы создать общество углеводородов и урана, потребовалось 150 лет. И огромные капиталовложения. Чтобы вернуться к возобновляемым источникам энергии и начать восстанавливать равновесие на планете, ее естественные циклы, требуется не так много - построить новое общество. И не надо забывать, что нас уже 7 миллиардов, а скоро будет 9. Всем надо что-то пить и есть. Если будет война, то тогда мы умрем еще раньше. И наши дискуссии вообще бессмысленны.

- Предположим, что будет мир, мы все на это надеемся. Сколько в этом случае у нас времени?

- Развитие кризиса идет быстрее, чем появляются возможности его излечения. У человечества нет 150 лет на создание нового общества «солнечного света». В нашем распоряжении максимум 40 лет, чтобы мирно перестраиваться. Это если мы начнем уже завтра. Но производство возобновляемой энергии, прекращение выбросов, перестройка экономики не может начаться по решению руководства какой-то одной страны. Необходимо действовать согласованно, и немедленно. Надо менять финансовую систему, менять технологии использования воды, перестраивать промышленность для работы без создания загрязняющих веществ. Но все это невозможно без революции в сознании, в умах людей. А люди консервативны по своей природе. Они ничего не хотят менять. К тому же человек - это тоже цикл, молекулярный, физиологический, нравственный. А мы и этот цикл сломали. Человек превратился в силу, способную разрушать и саморазрушаться. Современная модификация «человек потребляющий» для глобальной перестройки не годится. Нужно «создать» нового человека, иначе относящегося к себе и к окружающему миру. Мы все должны выйти из тюрьмы, в которой мы находимся, сами того не подозревая. Эта тюрьма называется виртуальной матрицей. Там миллионы и миллиарды людей живут, думая, что они находятся на свободе, в безопасности, в демократическом обществе благоденствия. Они голосуют раз в пять лет и не знают, за кого голосуют.

- Это вы о кризисе демократии?

- Да, это еще один кризис - кризис демократии, кризис политической системы, которая должна была обеспечить нашу перестройку, наш побег от кризиса, от края пропасти. Ведь в большинстве стран люди голосуют не за программы, а за физиономии. Лидеры не знают, что будут делать, придя к власти. Они не имеют представления о ситуации в мире, у них нет плана действий. Демократия с ее механизмами и свободными СМИ больше не существует. Это лишь декорация, церемониал. Миром правят не правительства, не парламенты, а masters of universe - «властелины вселенной», по выражению лауреата Нобелевской премии по экономике Пола Кругмана. Чтобы выходить из всеобъемлющего кризиса, нужна совсем другая демократия, демократия миллионов. Даже самый умный и честный лидер не смог бы провести в жизнь свои решения, если бы они не были поняты и поддержаны большинством.

- Что же делать человечеству?

- В этой ситуации для многих мировых лидеров и элит, которые не понимают, что происходит с человечеством и куда его вести, самым простым решением может быть война. А те, кто обладают знаниями, принципиально исключены из мирового контекста, выведены за скобки так называемой современной политики. Это касается и СМИ, и общественных деятелей. Правда тоже вычеркнута из мировой повестки дня. Она опасна для сложившейся системы, потому что приведет к ее перестройке. СМИ находятся под контролем и скрывают истину. Ситуация осложняется тем, что сломлен стратегический паритет. В мире есть супердержава, которая находится в глубочайшем кризисе, на грани развала. Она уже подошла к краю своей пропасти и одновременно обладает гигантской военной мощью, превосходящей весь остальной мир. Если кто-то думает, что господин Обама или его преемник будут говорить американцам правду, то он заблуждается. Вы же не предполагаете, что завтра он заявит: мы жили не по средствам, надо умерить аппетиты и определять наше благосостояние, сообразуясь с остальным миром? Его убьют немедленно, еще быстрее, чем убили Кеннеди. Кстати, убийство Кеннеди ровно 50 лет тому назад, возможно, произошло именно по этой причине. Он был единственным американским президентом, который пытался говорить правду. Я его не идеализирую. Но он понял некоторые вещи и был достаточно силен, чтобы об этом думать и говорить. Еще дальше пошел его брат Роберт, который тоже был немедленно устранен.

- То есть все остальные кризисы наслаиваются на кризис социально-политического устройства общества. Оно не отвечает современным вызовам?

- Да, я бы сказал, что это один из самых существенных моментов. Как людей заставить делать то, чего они не хотят? Ты купил машину, но не можешь на ней ездить, купил билет на Гавайи, но туда нельзя лететь. Единственный способ - это объяснять и добиваться понимания, осознания глубины пропасти, разверзнувшейся перед нами. Это совершенно другая мораль, другая политика, другое общество. Ведь придется пойти на большие жертвы. Ограничить себя во всем. Для этого необходимо воспитание людей, не пропаганда, а именно воспитание. А оно начинается с добротной, объективной информации, надо начать с правды. Рассказать людям, что происходит.

- Но откуда взять таких политиков, таких журналистов, когда все контролируется и мы, как вы говорите, живем в плену матрицы, под тотальным контролем?

- Трудный вопрос. Может быть, это наивно, но для ответа у меня есть союзник. Сам кризис. Я впервые начал говорить о том, что мы сейчас обсуждаем, пятнадцать лет тому назад. Я еще не вполне понимал, что происходит. И меня никто не понял. Самые добрые сказали, что я сумасшедший. Сейчас картина для меня намного яснее, и люди уже по-иному реагируют на мои заявления. Постепенно они сами начинают понимать, куда мы зашли, и ощущают потребность в том, чтобы им объяснили подробнее и точнее.

Видение кризиса углубляется, и одновременно появляются политики, которые способны идти навстречу запросам людей.

Нынешнее поколение лидеров должно уйти, а на смену им придут другие, которые смогут понять, что происходит, и повести людей за собой. Кризис нам, я надеюсь, в этом поможет. То, что я говорю, это ведь не прогноз, не пророчество, не конспирология, не мистика, а изложение реальности, которая может быть не всем сейчас видна. Через пять лет у миллионов людей откроются глаза, они почувствуют на собственной шкуре этот кризис и станут моими союзниками. Я на это рассчитываю.

Беседу вел Михаил Морозов

 
Connetti
Utente:

Password: